Дмитрий Дробинин, и. о. министра промышленности, инноваций и науки Пермского края: В«Не верю, что руководители предприятий не заинтересованы в измененияхВ»
Прислано admin на Август 29 2010 11:37:00
Предприятия края плохо знают друг друга, считают представители власти. Министерство промышленности взялось ликвидировать этот пробел и познакомить крупный бизнес с малым и наоборот, чтобы каждый занимался своим делом, повышая...
Расширенные новости
Предприятия края плохо знают друг друга, считают представители власти. Министерство промышленности взялось ликвидировать этот пробел и познакомить крупный бизнес с малым и наоборот, чтобы каждый занимался своим делом, повышая производительность и минимизируя затраты. Все это должно быть щедро приправлено перспективными научными разработками, и тогда наступит пора новой экономики. О том, что для этого уже сделано и что предстоит сделать, в беседе с корреспондентом рассказал исполняющий обязанности главы краевого минпрома. – На протяжении последних нескольких лет все только и говорят о модернизации экономики. Какие шаги в этом направлении предпринимаются сейчас? – Каждый вкладывает свой смысл в понятие «модернизация»: у кого-то это замена станка либо внедрение новой технологии. Мы в это понятие вкладываем смысл изменения бизнес-процесса. Максимальная передача профильных и непрофильных функций на аутсорсинг, чтобы максимально сосредоточиться только на выпуске основной, конечной, продукции. Например, питание, транспорт, клининг и так далее. Но в данный момент мы говорим об аутсорсинге именно профильных функций. Если предприятие ориентировано на выпуск бумаги или клееных изделий, оно может передать профильную функцию по заготовке леса малому или среднему бизнесу, который более мобилен. На машиностроительных предприятиях, которые представляют собой цепочку от разработки карьера до выпуска продукта, тоже можно увеличить совокупную производительность за счет передачи некоторых профильных функций на аутсорсинг. – Качество конечного продукта от этого не пострадает? – В этом случае предприятие просто не купит услугу. Возьмем, к примеру, самолет. В Пермском крае для него производят только двигатели. «Пермские моторы», которые делают эти двигатели, могут отдать на аутсорсинг производство, скажем, корпуса, чтобы он был легче и прочнее. Предприятие размещает заказ на пять-десять лет. Малый бизнес смотрит, понимает, что ему это интересно и вкладывается в технологии, оборудование. Если заказ размещается на продолжительный срок, появляется смысл создать производство. А если предложений много, то можно выбрать более качественный или более конкурентный в ценовом плане продукт. Выгода для «Пермских моторов» в том, что они минимизируют затраты и сосредотачиваются только на производстве самого двигателя. – Много ли на территории края малых предприятий, которые готовы работать в таких сегментах, как авиадвигателестроение? – Не очень много, но ведь не обязательно должны быть задействованы предприятия Пермского края. Можно говорить о субрегиональных компаниях. Хотя нам, конечно, было бы интереснее, чтобы они размещались на территории Пермского края. А прийти сюда им, скорее всего, будет интересно, потому что у нас налог на прибыль меньше на четыре с половиной процента, чем в других регионах, и более выгодный налог на имущество. – Но все же при чем тут министерство, если решение по поводу аутсорсинга принимает предприятие? Вы будете как-то стимулировать этот процесс? – Наша задача – сломать стереотип. Нужно показать эффективность этой схемы на примере предприятий, которые уже готовы реализовать данные предложения. Мы сегодня обсуждаем пилотные проекты с руководителями трех предприятий: «Мотовилихинские заводы», «Протон» и «Пермский моторный завод». Понятно, что на всех предприятиях края сразу это сделать невозможно. Есть некие риски. И мы хотели бы сначала отработать пилотные проекты на этих предприятиях, а дальше, когда руководители увидят, что это работает, подобные схемы будут воплощаться на других предприятиях. Пока мы согласовываем с руководством формат реализации проектов. В ближайшей перспективе планируем предусмотреть возможность стимулирования этого процесса через предоставление субсидий, возмещающих часть затрат на реализацию проекта. – То есть руководители предприятий в чем-то сомневаются? – У них те же сомнения, что у вас. Они все готовы: да мы двумя руками за то, чтобы отдать профильную функцию, но где эти «новометы», которые сегодня могут оказать качественную услугу? – И как же стимулировать малые предприятия превращаться в «новометы»? – Самый большой стимул – деньги, которые можно заработать. Мы должны договориться с крупным бизнесом о том, что он готов сегодня платить за заказ и размещать его не на месяц или год, а лет на пять. Вот тогда появляется сумма, которую малый бизнес готов будет инвестировать. А пока торговля остается для него самой интересной сферой, потому что здесь капитал быстро оборачивается. – Среди приоритетов вы также назвали кооперацию. Сейчас с этим какие-то проблемы? – Зачастую бывает, что предприятия, находящиеся в одном городе, регионе, не могут увидеть друг друга. Хотя, зная, кто что производит, они могли бы минимизировать свои затраты. Для этого мы создаем центр субконтрактации. Он должен заработать в августе. Мы сейчас регистрируем учредительные документы. Задача центра выступить «свахой»: «поженить» заказчика и подрядчика. На базе центра субконтрактации будет представлено как предложение, так и спрос. Некая переговорная площадка. – Что, кроме аутсорсинга и кооперации, будет способствовать созданию новой экономики? – Индустриальные парки и инновационная инфраструктура. Хорошую формулу озвучил один из преподавателей политеха: «Мы научились деньги превращать в знания (когда в студента вкладываем), а сейчас надо бы научиться знания превращать в деньги». Я полностью с этим согласен. У нас очень много ученых, но их идеи зачастую не воплощаются в реальное производство. Одна из задач минпрома – создание инновационной инфраструктуры, при помощи которой мы сможем поддержать науку через научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. В результате этих мероприятий должны появиться либо новые технологии, либо новые продукты, далее идея отрабатывается, и в итоге получается новая технология в бизнес-инкубаторе. Совместно с Роснано в третьем квартале будет создан фонд малобюджетных проектов объемом два миллиарда рублей, за счет которого планируем реализовывать бизнес-проекты. Вся эта система начинается с науки и заканчивается конкретным бизнесом. – Об индустриальных парках говорят уже давно. Что-то движется от слов к делу? – Пока рассматривается три индустриальных парка: в Осенцах, Крансокамске и Звездном. Два из них – в Краснокамске («пищевка») и Осенцах (промышленный блок) – более проработаны. Уже пришли якорные инвесторы, которые готовы зайти на эти площадки. – На должности заместителя министра вы отвечали за развитие лесопромышленного комплекса. Часто эту отрасль обвиняют в сверхмедленных сроках реализации проектов. – Это очень тяжелый бизнес с невысокой долей прибыли. Леса у нас, вроде бы, и много, но его сложно взять. Если говорить об инвестпроектах, то основная часть их реализации началась в 2008 году, но кризис 2009 года внес свои коррективы. У каждого проекта свой объем инвестиций, и чем он масштабнее, тем дольше срок реализации проекта. Проект Камабумпрома планируется реализовать запуском нового производства уже в ноябре этого года (выпуск легкомелованной бумаги). – Все ли инвестпроекты ЛПК, поддерживаемые федеральным Минпромом, укладываются в заявленные сроки? – Я бы сказал, что сроки реализации соблюдаются в 90% всех проектов (мы сейчас подводим итоги за шесть месяцев). Есть «полтора» предприятия, на которых проблемы. – На каких именно? – Основные риски по ООО «Горнозаводсклеспром», предприятие имеет задолженность по налогам, кредитным платежам, заработной плате. – Невозможно обойти стороной тему Роснано. Уже известно, когда «Новмет» и «Радиус-Сервис» получат деньги? – Деньги они пока не получили, но все экспертизы прошли, это точно. Сейчас они на стадии заключения соглашения. – Что бы вы ответили скептикам, которые считают, что правительство края чересчур увлеклось нанотехнологиями? – Роснано – это один из институтов финансирования проектов. Надо пользоваться всеми возможностями. Кроме того, мы привлекаем средства и других инвесторов, просто, может быть, не так много говорим о них. – В последнее время часто можно слышать, что очередная зарубежная или крупная федеральная компания заинтересовалась сотрудничеством с Пермским краем. Есть свежие примеры? – Да все важные, потому что они все работают на экономику края. Когда руководитель принимает решение инвестировать в модернизацию действующего производства, либо в создание нового производства, это всегда здорово. Значит, у предприятия есть будущее и этот инвестор значим для края. – И много ли таких дальновидных руководителей? – Не верю, что руководители предприятий не заинтересованы в изменениях. Все хотят развиваться. Просто зачастую не хватает финансовых ресурсов либо решения собственников. – Вы родом из Осинского района. Замечаете, что там что-то меняется, модернизируется? – 98% экономики Осинского района – добыча нефти. Промышленность представлена тремя предприятиями, среди которых есть очень перспективное производство базальтового волокна. Мы сейчас с руководством предприятия прорабатываем вопрос участия в конкурсе на получение финансирования через фонд малобюджетных проектов, о котором говорил выше. Плюс мы помогаем им с заявкой на финансирование через Роснано. Второе предприятие активно занимается мехобработкой, литьем, работает, в основном, на нефтяную промышленность, но есть и интересная разработка (опытный образец) поворотного плуга (итальянский аналог). Это может быть интересно для сельского хозяйства. А третье предприятие специализируется на каркасном малоэтажном домостроении. В остальном экономика района представлена малым бизнесом и сельским хозяйством. – Вы начинали свою карьеру в качестве слесаря по ремонту автомобилей. Затем возглавляли Осинский машзавод, а теперь – министерство промышленности. Благодаря чему, в первую очередь, удалось добиться таких успехов? – Еще в школе начал заниматься спортом, который научил стремиться побеждать, работать в команде, терпеть, учиться. – В последнее время немалые деньги из бюджета выделяются на культуру. А некоторые эксперты заявляют, что заводы нужно вынести за черту города, открыв на их месте музеи, арт-центры и так далее. Как вы относитесь к таким инициативам? – Очень креативное предложение. Культура всегда хороша, пока не хочется кушать. Здорово, что есть предложения разместить культурные центры, музеи, но ведь без экономики культура не работает. У людей должна быть работа, зарплата, а в экономике должны быть деньги. – У вас, как представителя промышленного сектора, не возникает некой ревности в связи с тем, что так много средств выделяется на культуру? – Я считаю, что это правильно. Когда мы говорим о культуре, то всегда склонны рассуждать только о театре, кино. Но культура же многогранна. Это может быть, культура производства, культура отношения к работнику, к продукту, культура питания, в конце концов. Когда ты работаешь и живешь в городе, где есть хорошие парки, созданы условия для полноценного отдыха, не возникает желания уехать в соседний регион, потому что тебе комфортно здесь. – А вам комфортно в этом городе? – Мне – да. – Где планируете отдохнуть летом? – Пока те задачи, которые стоят перед министерством, не позволяют уйти в отпуск.
Тренажер универсальный выбрать. Универсальные силовые тренажеры.